?

Log in

No account? Create an account
про Лондон (2) - пусть у вас всё будет хорошо! [entries|archive|friends|userinfo]
Женя Лук.

[ website | оставил только карточку свою ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

про Лондон (2) [Jul. 19th, 2005|10:49 pm]
Женя Лук.
[Tags|, , ]



22 июня 2005 - В школе
Утром я вышла из дома с намерением не возвращаться до вечера и как минимум добраться-таки до места начала всех автобусных экскурсий.

В школе было снова интересно. Мани показался мне таким же симпатичным, как и вчера, и мне хотелось, чтобы он обратил на меня внимание. Но увы! В течение урока он предложил игру – поделил нас на пары, причем каждую «половинку» расставил вдоль противоположных стен. Задача была – одновременно со всеми разговаривать о том, как мы провели выходные – позже оказалось, что мы таким образом имитировали условия свободного рынка. Ну… мне, человеку с перестроечным прошлым, не привыкать. К моему удовольствию мне в партнеры достлся Нир – юноша из Израиля, похожий на Ричарда Гира. У него очень добрые глаза и улыбка, что делает его весьма симпатичным. К моему не-удовольствию в тот момент, когда игра должна была начаться зашла Габриэла, и так как у нее было партнера, Мани предложил ей руку и сердце. Увы и ах! :)


Руни и красавчик Нир


Алессандро – юный профессор университета из Италии (всего тридцать лет и потрясающая итальянская страстность во всем) – это самый неугомонный член нашей группы. Он всегда улыбается и говорит, говорит, говорит… Его любимые выражения – «extremely, we shall see & that’s ok» - он говорит их к месту и не к месту, но в его устах это всегда к месту. Он никогда не был в России и стал мне рассказывать, чем Петербург, по его мнению, отличается от Москвы, и как южные темпераментные и артистичные итальяно веро тяготеют к нашему богемному северному Питеру, и наоборот – скучные работяги-миланцы – к Москве, городу-деревне.

Руни – очень красивая девушка из Тайваня. Она немного застенчивая и коммуникабельная одновременно. Вообще весь народ веселый и открытый. Вук – из Сербии. Я подсела к нему в школьном кафе, и мы поговорили о том, как все-таки здорово встретить кого-то, чей язык отдаленно напоминает твой. В другой раз мы обсуждали различия в традициях разных стран, и оказалось, что в Сербии очень многое напоминает наш образ жизни. Ну там, что нужно принести с собой что-нибудь, если ты приглашен в гости (вино или цветы для хозяйки или торт). Еще оказалось, что люди все еще боятся ехать в Сербию, но постепенно туризм возвращается в прежнее русло.

Руни, Алессандро, я


На одно из занятий вдруг зашел пасмурный мужчина с ноутбуком. Я сразу подумала «русский». Все почему-то засмеялись и сказали «Привет, Олег!». Олег с самым серьезным видом сел за парту и открыл лэп-топ и так и просидел весь урок, сосредоточенно глядя на экран, изредка говоря весьма умные вещи по-английски.

Позже из разговоров я поняла, что Олег всегда такой угрюмый и не появлялся на занятиях довольно давно, поэтому все веселятся, когда его видят.

Еще двух соотечественниц я встретила, когда Руни, Алессандро и я сидели в патио и пили кофе – к нам за стол подсели две барышни весьма странного вида. По их изможденным, чтобы не сказать проще, лицам и юбкам, одетым на джинсы, я поняла, что может быть они какие-то панки. А раз панки то, может быть, немки. К тому же блондинки и курят. Впрочем, что я понимаю в панках, немках и блондинках! – это были русские. Они вступили в наш с Алессандро разговор о России, представились Москвичками, и стали томно и хмуро поддакивать моему жгучему оппоненту – мол, Москва это так, окраина Санкт-Петербурга (к счастью, они не выражались столь поэтично). «Ах вы зассыхи! - подумала я, - да на вас пробу негде ставить! Чтобы москвички, да так шарашили про Москву – ну это пардоньте».

Я ухмыльнулась и сказала «А… компэтриотс! Я тоже из Москвы». Они долго прислушивались (я даже подумала, что может, забыла русский), потом поняли, что я из России. Одна из них подозрительно спросила «Из Москвы? Ты там живешь?» «Ну да» «А. А я Ростов. Ростов на Дону, но пять лет в Москве». Я сказала, что в Ростове-на-Дону у меня друзья (что, в общем, почти правда – бывшие коллеги – но кого волнуют эти подробности) и что это очень хороший южный город. Про себя я, конечно, много чего подумала – уж больно было обидно за Москву, но чтобы не смущать Алессандро и прекратить этот странный обмен любезностями, я перешла на английский. Больше этих двух я не видела.

Вук и Руни


Вообще первая воскресная прогулка по Лондону привела меня в шок. Во-первых, потому, что я была одна, и не было никого, кому можно было бы сказать «Ах, смотри!». Во-вторых, потому, что было дико, дико, дико жарко. И в третьих потому, что я не хотела возвращаться домой до вечера, и нигде не могла найти тихое и прохладное место, чтобы посидеть.

С первого взгляда меня ужаснула архитектура. Она очень красивая – нет, правда. Но это не то, к чему ты привыкаешь, живя в Москве. Кончено, я не стану спорить, что в этом именно смысле Петербург (где я, правда, была единожды) – европейский город. Может, поэтому его так и любят иностранцы. Тот же Исакий – он же Собор святого Петра в Риме, он же святой Павел в Лондоне. Узкие улицы, древние постройки – одним словом, муть – для тех, кто привык к широким проспектам Москвы, к низким особнячкам на Покровке, к узким переулкам по соседству с Садовым Кольцом.

У них же тут все очень компактно и игрушечно, как музыкальная табакерка. В Риме это меня поразило, в Лондоне – за отсутствием впечатляющих развалин, торчащих то там, то здесь – с первого дня начало утомлять. Это не мой тип красоты. Это для тех, кому близка архитектура котеджных поселков на Рублевском шоссе – чисто, шито и крыто – но без души. Впрочем. Это мнение поверхностное и с перепугу первых дней, забудем о нем и увидим, что-то будет в конце.

Однако жизнь этого чужого города начала захватывать и поражать со второго дня, когда я вышла на улицу не просто так – девочка из деревни – а с картой и билетом на все возможные виды транспорта, включая телепортацию.

С транспортом непривычно было все: взять хоть правостороннее движение – ты выходишь на улицу, ожидая, что автобус на этой стороне повезет тебя вперед. А он, подлец, с улыбчивым водителем во главе, везет тебя из пункта Б назад в пункт А.

Поскольку город многонациональный, то для непонятливых и необыкших пришельцев с континента на большинстве перекрестков и съездов написано прямо на дороге: смотри сюда, смотри туда. Я человек по природе недоверчивый, поэтому для верности смотрела всегда по-русски налево, потом по-ихнему направо – кто их знает, сколько в этом городе русских недотёп-водителей?

Автобус нужно останавливать руками. Может кто-то и останавливает испепеляющим взглядом или там силой мысли, но нам, простым людям, это недоступно.

Было ужасно жарко, я не знала куда идти и где приткнуться, и не хотела возвращаться в чужой дом, где нельзя принять душ. Я чувствовала себя ужасно. Набрела на какой-то парк и безнадежно побрела по многолюдным аллеям. Какой-то джентльмен окликнул меня, и я тут же вступила в разговор. С перепуга я мало что поняла, он же спросил меня, откуда я такая и сказал, что я здорово выгляжу. Даже в Москве я бы напряглась, а там я так просто подумала, что это какой-то местный фрик и как можно быстрее с ним распрощалась. Зачем-то (ну то есть…) он предложил мне обняться на прощанье, но я по-английски ушла и не обернулась. Стресс достиг предела, и я позвонила Гуньке.

Я прошла еще немного, думая о том, как я несчастна и покинута, и вдруг поняла, что где-то недалеко довольно большая группа людей что-то кричит. Тут же я их и увидела – впереди под сенью кущ стояли кучки и даже довольно приличные толпы народа и, по-видимому, принимали участие в какой-то дискуссии. Рассмотрев внимательней все это дело, я вдруг осознала, что, по всей видимости, я нахожусь в Гайд-парке, в знаменитом месте, которое называется «уголок ораторов». История гласит, что во времена, когда людей казнили за всякие мелочи, каждый перед казнью мог высказать, что наболело, именно в этом месте парка. С тех пор каждое воскресенье люди приходят сюда, встают на небольшие «мостки» (я бы так это описала) и высказываются. Запрещено только поносить королевскую семью и религию, а также призывать народ ко всяким антигуманным поступкам.

Я послушала немного представителя социалистической партии, который выступал почему-то за объединение Европы и объединение рабочих масс, а также против власти капитала.

Вообще все ораторы там здорово орут, потому что каждый, кто считает себя оппонентом другого, старается встать напротив него, собрать вокруг себя толпу и перекричать неприятеля. В общем, это зрелищно. У нас, конечно, есть Арбат, но братцы мои – не сравнить. Кстати про Арбат – на многих станциях метро негры так здорово играют и поют Сантану или там Боба Марли, что завидки берут.

Нир и я


В один из первых дней (это сейчас не "те" воспоминания, а сегодняшние), помню, я побывала в музее Мадам Тюссо. До сих пор не понимаю, зачем я пошла именно туда? Кажется, это один из самых дурацких и бесполезных музеев, которые я когда-либо видела (впрочем, я видела их не так уж и много). Тем не менее, есть фотки, отчего ж не показать?

Билеты в музей стоят дорого - если память не изменяет, чуть ли не 25 или 30 фунтов! Там полумрак, толпы народу и восковые фигуры.

Николас Кейдж


Почесать за ушком Сюзан


Забыла, как зовут, но он самый


Бейонсе


Барышня фотографирует с Клуни


Джолипитты


Губернатор Калифорнии


Мерилин


Как красавице стало дурно пару веков назад, так с тех пор и не откачают


Желтушный блондин в черном ботинке делит метры с Фиделем


Фидель


Не помню, какое он ухо отрезал, так что непонятно, с обоими он тут ушами или нет


Этого я не знаю. Какой-то кумир - KISS? INXS? AC/DC?


Когда экспозиция фигур заканчивается, можно сесть в такой почти детский поезд и прокатиться со второго этажа на первый мимо экспозиции, посвященной истории то ли Лондона, то ли Британии (не помню). Экспозиция шевелится. В целом это похоже на какой-нибудь атракцион в парке Горькова.

На первом этаже есть вход в комнату ужасов. Когда входишь, сердобольный негр-привратник интересуется твоим здоровьем, особенно сердечным. Была-не была, я пошла, вместе с какой-то парой. В первой комнате было почти темно и стояла большая клетка. Внутри клетки кто-то шевелился и гремел цепями. Стало жутковато. Вдруг сзади подбежала женщина, изображавшая умалишенную, вся в каких-то лохмотьях. Я так испугалась, что развернулась и бросилась вон. Умалишенная догнала меня, улыбнулась и спросила, все ли в порядке :) Короче, понятия не имею, что там было дальше в этих кошмарных комнатах...









Из музеев мне очень понравился Музей Естественной Истории и Тейт. Впрочем, наверняка понравились бы какие-то еще, но я как-то поздно начала по ним ходить :) В Музее Естественной Истории все сделано с размахом, все интерактивное и очень много рассчитано на развитие знаний и интереса у детей.

У меня бы были даже фотки, но именно в этом музее украли фотоаппарат :)

Например, там был зал про насекомых. В одном из террариумов был муравейник "в разрезе", и можно наблюдать, как они ползают, куда тащат яйца и еду. Там же стоят веб-камеры, транслирующие жизнь муравейника на сайт музея.

Была забавная экспозиция с макетом габмургера, мухи и какашки - наглядно объяснялось, как мухи переносят бактерии. Специальным рычажком ты мог собственноручно перемещать муху от сочных продуктов жизнедеятельности на не менее сочный гамбургер. Красота!

Очень много места отдано динозаврам. Причем они, натурально, как живые, рычат и шевелятся - будто сам Спилберг подарил их музею после Jurasic Park.

Музеи у них почти все бесплатные. Иногда на входе стоит урна для пожертвований - сколько можешь, столько и заплатишь. Некоторые экспозиции внутри музея могут быть платными.

Тейт понравилась масштабом и современностью. Впрочем, почти все современное искусство я вообще не поняла - вот входишь в зал размером примерно как спортзал института. И там во свю стену картина - темно-красное полотно, метров эдак 5х25. И это, типа, искусство. Да провалитесь вы пропадом! Короче, я деревня, и ничего не понимаю.

Понравилась экспозиция, которую в течение года или около собирали добровольцы - там и сама экспозиция и история ее создания. Идея такая: в черте города на берегу Темзы найти предметы городского быта, систематизировать их по группам, датировать и показать. Бутылки, пробки, ложки, гвозди, фантики, мусор... вот это интересно! Не как искусство даже, но как такая археология, что ли.


1. Элизабет Беннет
2. Бекки Шарп
3. Дориан Грей
4. Алиса
5. Бриджет
6. Кристофер Робин
LinkReply