?

Log in

No account? Create an account
Я вам не скажу за всю Камбоджу... (Выпуск №4 - День четвертый) - пусть у вас всё будет хорошо! [entries|archive|friends|userinfo]
Женя Лук.

[ website | оставил только карточку свою ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Я вам не скажу за всю Камбоджу... (Выпуск №4 - День четвертый) [Feb. 16th, 2010|02:56 pm]
Женя Лук.
[Tags|, , , , , ]

День 4: провинция Ратанакири


Оглавление:
   04. День четвертый. Джунгли №1. Мама, мама, что я буду делать? в этом посте

   00. Как это все получилось? в отдельном посте
   00. Пном Пень. Наши мотоциклы. Тренировка и случай с молельным домиком. Все собрались! в отдельном посте
   01. День первый. На маршруте. Деревни. Переправа. Сомневаешься - газуй! в отдельном посте
   02. День второй. Горы. Грейдер. Мой "Фантом" стрелою белой... в отдельном посте
   03. День третий. Утро в горах. Водопад. Деревня. Человек из джунглей. в отдельном посте
   05. День пятый. Грейдер. Погоня в пыли. Гони, Валентина, гони! в отдельном посте
   06. День шестой. Джунгли №2. Мы рубим ступени, ни шагу назад. в отдельном посте
   07. День седьмой и восьмой. Сием Рип. Под небом голубым есть город золотой. в отдельном посте
   08. Все остальное о Камбодже, не мотоциклетное в отдельном посте


День четвертый. Джунгли №1. Мама, мама, что я буду делать?

Будь я чуть проницательней, могла бы и сразу понять, что путь в тот день не будет усыпан розами – нелепейшим образом я ударила лицом в грязь буквально в первые же минуты, как мы въехали в джунгли. Напомню, что с предыдущего дня впереди ехали Степа, Денис и Руслан – статные, сильные и красивые, как греческие воины. Они не только хорошо ехали и ловко справлялись со своими «тяжелыми» мотоциклами, но у них был какой-то удивительный азарт, упорство, желание проехать быстро и во что бы то ни стало. Следуя этому чувству грядущей победы, они сразу взяли высокий темп, и мне было никак за ними не угнаться, хотя вполне по-рыцарски они терпеливо поджидали меня за каждым очередным поворотом.

Однако через несколько минут я все-таки потеряла их окончательно. Толя же, Семен и Хокли, видимо, точно также отстали от меня, поэтому вдруг я оказалась на краю большого заросшего поля один на один с огромной лужей. Несколько секунд я раздумывала, что делать – объезжать ли ее или ломиться напролом. Свежих мотоциклетных следов, которые могли бы подсказать пути объезда, я не заметила, или не слишком внимательно смотрела. Почему-то вдруг вспомнилась вот эта картинка (из обсуждения на тему "Какой мотоцикл выбрать?"):

на которой несколько бравых мотоциклистов пересекают какую-то речку по колено в воде на Версисах. Почему это воспоминание вдруг решило мои затруднения, и я лихо вкатилась в самую середину лужи.

Через секунду я уже барахталась по пояс в грязной, вонючей воде, с трудом удерживая накренившийся мотоцикл, насмерть застрявший в толстом слое грязищи где-то на дне. Пришлось спешиться и увязнуть еще сильней. Вытащить мотоцикл не хватало сил. С ужасом ждала я момента, когда из-за поворота покажутся Толя и Семен – просто напросто боялась представить слова, которыми мог бы меня «поздравить» искушенный в этом смысле Семен. Для экономии времени он мог бы просто велеть мне прочитать словарь ненормативной лексики или огреть меня им по голове.

Однако ничего такого не случилось. Семен, конечно, немало удивился, найдя даму в таком интересном положении, но о своих особенных чувствах он промолчал, хотя и довольно красноречиво, но за это я была ему бесконечно благодарна. Более того, поскольку ребята, видимо, уже достаточно далеко уехали, и мы особенно не рассчитывали их нагнать, Семен возглавил нашу теперь совсем небольшую группу и поехал впереди, подбадривая меня при каждом удобном случае.

Несколько раз он специально останавливался, оборачивался и торжественно провозглашал, делая широкий жест рукой: «Детка, это – джунгли». Я пыталась смотреть во все глаза, но на деле была чересчур поглощена физическим напряжением, связанным с управлением мотоциклом, и чувством собственной ничтожности в связи со всем случившимся. И если бы не Семен, я бы так и не заметила озерцо с купающимися в нем волами, на головах и спинах которых безмятежно отдыхали большие белые птицы (теперь уж я и не помню – пеликаны это были или журавли?). Поэтому, если меня спросят, на что джунгли похожи с ботанической точки зрения, я, пожалуй, не найдусь, что и сказать. В целом же мне показалось, что лес он и есть лес.



Сначала я думала, что езда по бездорожью в джунглях – это когда, как дикий слон, ломишься сквозь кусты и овраги по прямой, проложенной из точки А в точку Б. На деле же все оказалось не совсем так. Бездорожье в джунглях – это все равно всегда какая-то дорога. Тропинка ли шириной в колесо, утопающая в траве, намешанная ли копытами буйволов застывшая грязевая дорожка через поле, песчаная ли насыпь в редколесье, петляющая между деревьев. Все равно всегда это какая-то явно различимая дорога или тропа или целая паутина тропинок, из которых ты вынужден выбирать наугад.

И, конечно, мы не ехали по джунглям, по которым «не ступала нога человека». Изредка нам встречались или нас догоняли (и обгоняли) беспечные кхмеры на своих смешных мопедах. Без всякой экипировки они легко преодолевали те же участки пути, которые нам давались ценой нечеловеческого напряжения сил. Именно тут и таилась загадка всего путешествия.

Уже вечером в городе я спросила - «Ребят, а в чем все-таки наша крутизна, если любой замшелый кхмер в белых тапках едет тут лучше нас?». Мы посмеялись. Общее мнение все-таки сошлось на том, что кхмер едет от деревни до деревни и имеет в запасе сколько угодно времени. Мы же привязаны к маршруту и каждый день покрываем такие расстояния, которые кхмерам и не снились. И, поскольку мы во что бы то ни стало должны за день проехать из точки А в точку Б, мы вынуждены держать скорость и напрягаться гораздо сильнее, чем гипотетический кхмер.

Это объяснение отчасти похоже на правду, но все равно вид насвистывающего кхмера, переезжающего речку, которую ты за минуту до этого «форсировал», тут же снимал весь налет «героического» покорения джунглей белым человеком – мы были просто забавные люди на больших мотоциклах в неудобной одежде.

В то же время это чувство, что останавливаться нельзя, что мы, во что бы ни стало, должны пройти назначенный маршрут в отведенное время, все время держало в напряжении. Но такое чувство обманчиво в том смысле, что не было абсолютно никакой внешней причины, кроме нашего собственного решения «проехать, чего бы это ни стоило», которая бы запрещала нам при необходимости остановиться и не продолжать. Странно, но в самих джунглях я этого не понимала – настолько включилась в игру, что мне действительно казалось, что я или выеду, или умру от перенапряжения. Уже потом, вспоминая прошедший день, я дала себе слово, что в другой раз буду помнить, что это же не по-настоящему и я могу сказать «Стоп!» в любой момент. В конце концов, Семен не зря говорит – это туристическая поездка, а не соревнование и не гонка. Всем, кто решит отправиться в это удивительно путешествие, советую это помнить и не отчаиваться.

В этих джунглях встретилось все. Были спуски и подъемы по берегам речек в полу застывшей, но местами все еще вязкой грязи с глубокими колеями. Был гравий, был песок. Были лужи, которые мы переезжали вброд, и лужи, которые мы предпочитали обогнуть по траве. Были корни деревьев. Были «блейды» - узкие, накатанные колесами участки пути длиной в несколько десятков метров, которые возвышались над остальным месивом дороги и были наиболее безопасны, если только тебе удавалось удержаться на них, по мере того, как они лентой петляли и изгибались. Если же ты останавливался на блейде, то непременно падал, потому что ноги не доставали до земли. Были участки, на которых мне казалось, что силы окончательно покинули меня. Были моменты такого безысходного, физически ощущаемого отчаяния, что впору бы заплакать, но, рассуждала я сама с собой, плакать ведь как-то глупо? Чтобы отвлечься от жалости к себе я вспоминала стихи и громко читала их своему шлему. Было полное забытье санитарных норм и приличий и разнузданное валяние почти в чем мать родила в холодных речушках, грязных от ила, поднятого со дна только что проехавшими мотоциклами. Было настоящее счастье чувствовать себя – живым.



Когда нам попалась очередная речка, Семен обернулся и с насмешливой жалостью спросил «Что, опять купаться?». Я молча виновато кивнула. Семен окликнул Хокли, заглушил свой мотоцикл, спешился и с улыбкой Чеширского кота устроился в теньке. Мы с Толей разделись лишь наполовину, чтобы сэкономить время. Никогда не забуду, как я стояла на коленях на берегу реки и поливала себя водой, с упоением чувствуя, как холодные струи стекают по спине в мотоциклетные штаны. Потом мы с Толей легли в реку и лежали так совершенно счастливые, и разве только не хрюкали от удовольствия.

Как думаешь, доедет то колесо до Казани?
Как думаешь, доедет то колесо до Казани?

Еще одним из запомнившихся моментов был подъем на крутую насыпь, метра четыре в высоту, когда требовалось довольно сильно газовать и не отпускать газ, пока не достигнешь самого верха, чтобы мотоцикл «вытащил» тебя. Сложность заключалась в том, что верхушка насыпи была довольно узкой, может быть, метра полтора, и надо было успеть, едва достигнув вершины, сразу же затормозить и повернуть на девяносто градусов, чтобы продолжить движение по насыпи, а не перелететь через нее. Я блестяще взъехала наверх и даже начала разворачивать мотоцикл, но вдруг зачем-то отпустила сцепление и тормоз, мотоцикл рванулся, и переднее мое колесо все-таки нырнуло на противоположный склон. «И что на тебя нашло?» - недоумевал Семен, вместе с Хокли помогая поднять завалившийся мотоцикл.

Самыми неприятными участками дороги была именно засохшая, намешенная буйволами, грязь – для проезда по ней, хоть это и категорически неправильно, я редко когда обходилась без того, чтобы опустить ноги на землю, удерживая ими мотоцикл, который, как мне казалось, иначе непременно бы упал. Из-за этого существенная нагрузка ложилась на ноги – кроссовые мотоботы всем хороши, кроме своего веса. Иногда, совершенно без сил, я просто не могла поднять ноги обратно на подножки. Вообще езда напоминал корриду – мне казалось, что я пытаюсь усидеть на брыкающемся мускулистом быке, который так и норовит меня сбросить. Естественно, на каждой кочке руль стремился вырваться из рук. И, конечно, вместо того, чтобы расслабиться, тихонько поддавать газу и позволять мотоциклу ехать, я чаще всего инстинктивно пыталась «управлять» этим брыкающимся рулем и выбирать дорогу, пристально глядя под колесо.

Черт возьми, ведь сколько ж раз говорил Илья Отарович - «Не смотри под колесо!» - но оторвать взгляд от неровностей тропинки, по которой приходилось ехать, не было сил. В результате в какой-то момент из-за жары, непривычной физической нагрузки и постоянного мельтешения кочек перед глазами мне показалось, что я вот-вот потеряю сознание. Мы решили остановиться и передохнуть. К этому моменту Толя почему-то уже ехал где-то впереди, и теперь мы остались втроем – Семен, Хокли и я.

Каждая остановка под палящим солнцем требовала, чтобы ты сразу, не медля ни секунды, снял с себя шлем, перчатки, джерси, и по возможности все остальное. Казалось, что если не сделать этого в первые несколько мгновений, то голова просто вскипит, и ты или потеряешь сознание, или что-то нехорошее случится с сердцем. Как только ты садился за руль и набирал хотя бы какую-то скорость, легкий ветерок делал твою жизнь на колесах более-менее выносимой.

Степа тоже решил искупаться
Степа тоже решил искупаться

Мы лежали между корнями какого-то дерева, стараясь спрятать голову в скупой тени ближайших кустов. Семен рассказывал какие-то байки. Хокли курил неподалеку. Семен говорил, а я понимала, что глаза закрываются помимо моей воли, и сейчас я просто засну, хоть бы даже в меня стреляли. И снился мне – не рокот космодрома!

Полчаса такого отдыха подействовали благотворно и расслабляюще одновременно. Мысль, что придется снова надевать экипировку и садиться в седло была мне отвратительна. В то же время было ясно, что мы и так уже отстали от группы и вряд ли теперь догоним их в джунглях. Из джунглей же в любом случае надо было выехать до темноты. К тому же где-то впереди был Толя, совсем один. Эти соображения все-таки заставили встать, одеться и завести байк. Поле, которое из-за остановки мы так и не пересекли, казалось заколдованным и бесконечным. Чтобы подбодрить меня, Семен сказал «Теперь до развилки совсем недалеко, километров десять, а оттуда еще несколько километров до переправы. Мы нормально успеваем. Расчетное время прибытия на переправу – шесть часов». Ха-ха. Утром, после первого – довольно бодрого – часа катания по джунглям, расчетное время равнялось двум часам.

Минут через двадцать, за которые я успела еще пару раз упасть и пару раз почти упасть, но удержаться, мы нагнали Толю. Сначала, объезжая очередные грязи по траве, мы увидели посреди дороги его красный мотоцикл. Поскольку из-за высокой травы, в которой мы ехали, я видела только верхушку мотоцикла, мне показалось, что случилось что-то ужасное. К счастью, оказалось, что Толя, не увидев объезда по траве, завяз в грязи. Попытки вытащить мотоцикл самостоятельно ни к чему не привели, силы кончились, и Толя спрятался от жары в тени поодаль – я нашла его под жидкой сенью какого-то тощего деревца.

Толя попросил воды и сказал «Ну что, Куклик?». Я, конечно, заныла «Голубчик, это ужасно. Мы никогда не выедем отсюда. Будь проклят день, когда я получила загранпаспорт!». Толя сказал утешительно «Ну ладно тебе, еще немного, потерпи! Ты молодец». И мы поехали дальше.

По навигатору Семен уже видел берег реки и переправу, в поисках которой мы петляли по дорожкам в песчаном сосновом перелеске. Дорога стала проще, как и обещал Семен, но чувство непокоя от того, что мы все еще были в этих ненавистных джунглях, не давало мне обрадоваться более легкой и ровной дороге. Из-за невероятной усталости даже минимальные усилия по управлению мотоциклом при объезде кочек и петлянию между деревьями казались сверх моих сил. Мне хотелось, чтобы мы уже были на переправе – только там я буду чувствовать себя вполне в безопасности.

Наконец, мы у переправы. Весь лес пронизывает высокий звук, почти ультразвук, доносящийся откуда-то сверху и отовсюду сразу. Это саранча, кузнечики. Старые добрые кузнечики! Как же я рада вас слышать!

На переправе мы узнали, что ребята переплыли реку пару часов назад. Стало быть, они уже, может быть, пьют пиво!

Переправа представляла собой соединенные вместе две лодки с уложенным поверх их дощатым настилом. На этот настил закатывали мотоциклы, мы же разместились на носах лодок, торчавших из-под досок настила.

Переправа! Мы выбрались из джунглей! Ура!
Переправа! Мы выбрались из джунглей! Ура!

Ох, ну и вспоминала же я в этих джунглях Илью Отаровича и Александра Григорьевича! Мужики, скажу, как на духу - пригодилось все: руление на медленной скорости, «кубики», слалом (который и на площадке-то у меня плохо получался – но в джунглях можно было выставлять ногу!). Действительно - пригодилось ВСЕ.


На другом берегу реки, попив кока-колы со льдом, мы встали на грейдер и в спустившейся темноте покатили оставшиеся до города 40 километров. После джунглей ровный, спокойный грейдер казался мне лучшей из дорог, которые когда-либо знало человечество. Я была готова расцеловать эту красную землю. Семен ехал впереди, и мне было очень спокойно – я видела, как он величественно и уверенно едет впереди, и, почти словами песни, думала «И поэтому, верю, со мной ничего не случится». Так, за час и даже больше мы добрались до столицы Ратанокирии и нашей очередной гостиницы, найдя Степу, Руслана и Дениса уже помытыми огурчиками в лучшем городском ресторане.

Итоги. Джунгли – шестьдесят три километра нескончаемых ухабов и жары – на первой-второй передаче мы преодолели за десять часов – въехав в чащу в восемь утра, до грейдера мы добрались уже когда спустилась вечерняя темнота. Это был самый тяжелый день нашего маршрута.

Оглавление:
   04. День четвертый. Джунгли №1. Мама, мама, что я буду делать? в этом посте

   00. Как это все получилось? в отдельном посте
   00. Пном Пень. Наши мотоциклы. Тренировка и случай с молельным домиком. Все собрались! в отдельном посте
   01. День первый. На маршруте. Деревни. Переправа. Сомневаешься - газуй! в отдельном посте
   02. День второй. Горы. Грейдер. Мой "Фантом" стрелою белой... в отдельном посте
   03. День третий. Утро в горах. Водопад. Деревня. Человек из джунглей. в отдельном посте
   05. День пятый. Грейдер. Погоня в пыли. Гони, Валентина, гони! в отдельном посте
   06. День шестой. Джунгли №2. Мы рубим ступени, ни шагу назад. в отдельном посте
   07. День седьмой и восьмой. Сием Рип. Под небом голубым есть город золотой. в отдельном посте
   08. Все остальное о Камбодже, не мотоциклетное в отдельном посте


Джунгли!
«Джунгли!»

А кхмер и в ус не дует, что тут трудная дорога :)
«А кхмер и в ус не дует, что тут трудная дорога :)»

Без сил...
«Без сил...»
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: chaosinmyhead
2010-02-16 07:55 pm (UTC)
нету сил сейчас читать много букв, но я вам завидую всеми известными мне видами зависти!

А про кхмеров, преодолевающих путь с легкостью - они ж эти дороги знают как свои пять пальцев..
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: wasmistaken
2010-02-17 05:09 am (UTC)
:)))
"всеми видами зависти" - это отлично! теперь я даже сама себе завидую :)
(Reply) (Parent) (Thread)